Крохали — Mergus

  • Класс: Птицы — Aves
  • Отряд: Гусеобразные — Anseriformes
  • Семейство: Утиные — Anatidae

Чешуйчатый крохаль Mergus squamatus Gould (Мергус скваматус)

Взрослый селезень чешуйчатого крохаля: голова и прилегающая часть шеи черные с металлическим зеленым блеском; полоска вдоль верхней (спинной) стороны шеи, зашеек, передняя часть спины и плечевые — черные; нижняя сторона основной части шеи с зобом и его боками и остальная нижняя сторона белая, обыкновенно с семговым налетом; на боках груди и брюха каждое перо имеет толстую — 2–3 мм — черную дугообразную предкраевую полосу, а обыкновенно внутри ее еще другую или даже третью с белыми промежутками между ними; подобный же только менее резкий рисунок и в подхвостье; задняя часть спины и поясница пепельно-серые, также с 2–3 толстыми, одна внутри другой, черными каемками с белым промежутком между ними, причем крайняя или наружная дужка также проходит несколько отступя от края пера.

Большая часть мелких и средних, а также большие кроющие крыла и несколько второстепенных маховых белые, но проглядывающие черные основания второстепенных махов и их больших кроющих двумя широкими — около 1 см — черными полосами делят зеркало на 3 части. Наружные опахала третьестепенных маховых белые с черными краями. Два узких хохла (как у длинноносого крохаля) на темени и на затылке длиной около 11 см.

Утка: верхняя сторона головы и шеи с хохлом — оливковато-бурого не темного цвета, на боках их и на нижней стороне шеи с несколько рыжеватым оттенком, горло довольно широко белое; мантия с мелкими и средними кроющими крыла чистого пепельно-серого цвета, даже с чуть голубоватым оттенком; задняя часть спины, поясница и короткие из верхних кроющих хвостав дугообразных белых и чисто-серых полосках, длинные кроющие хвоста серые; настволья перьев верхней стороны темные. Нижняя сторона тела белая с легким семговым оттенком, включая испод крыла и хвоста и зоб; на боках зоба, груди, брюха и поясницы, а также на узкой полосе поперек задней части брюшка (в области клоаки) — перья в резких, довольно широких серых дугообразных или несколько углробразных полосах вдоль краев перьев, придавая этим частям резко чешуйчатый вид. Белое зеркало крыла явственно разделено на две части черный основаниями второстепенных маховых. Хохол довольно густой из очень узких длинных перьев и как бы двойной (как у длинноносого крохаля).

Размеры этой утки: крыло 24,2 см, от его вершины до конца самого короткого из второстепенных махов 10,74 см, хвост 12,7, крайние рули недоходят до его вершины на 5,7, плюсна 4,48, средний палец до основания когтя 5,05 см и до его конца 5,85, наружный палец соответственно — 5,05 и 5,55, внутренний палец соответственно — 4,20 и 4,85, клюв 4,7, он же от угла рта 5,78, он, же от основания лобного выступа 5,37, ширина его у основания 1,21 и высота 1,42, длина хохла 6,25; оперенный выступ боков нижней челюсти не достигает уровня конца такого же выступа на боках верхней челюсти на 0,20, конца лобного выступа на 0,43 и конца оперения подбородка на 1,0 см.

Замечательно, что у осеннего и зимних экземпляров уток чешуйчатого рисунка не заметно, и на зобе и боках имеется лишь пепельно-серый налет.

Селезень в летнем пере похож на утку, но отличается тем, что горло и передняя сторона шеи не белая, а рыжевато-бурая, лишь немного светлее, боков головы и шеи; поясница и бока, а также и зоб покрыты вышеописанными грубо чешуйчатыми перьями; крыло — как в полном наряде.

Молодая не вполне еще доросшая птица (по экз. Моск. зоол. музея): верхняя сторона чисто-серая, на голове и шее темнобурая, на шее со слегка рыжеватым оттенком; бока головы и шеи рыжие, низ шеи бледно-рыжеват, горло беловатое; низ туловища белый; третьестепенные маховые с широким черноватым наружным краем. Зеркало сплошь белое, так как черные основания второстепенных маховых, еще не доросших, не показываются еще из-под кроющих. Рулевые перья буроватые с серым налетом.

Размеры этого экземпляра: крыло 18,35 см, хвост 7,9, плюсна 4,15, средний палец с когтем 5,6, наружный 5,5, внутренний (с когтем же) 4,55, клюв 4,3, он же от угла рта 5,0, он же от основания оперенного лобного мысочка 4,73, ширина клюва у основания 1,0 и высота 1,2, длина хохолка 2,15; выступ или мысок оперения на боках нижней челюсти на 0,4 см не достигает уровня вершины такого же выступа на боку верхней челюсти и на 0,53 см короче же лобного выступа. От переднего края ноздри до вершины клюва с каждой стороны верхней челюсти по 20 зубцов и от заднего края ноздри до угла рта — по 11 зубцов.

Глаз белый или серый, ноги киноварно-красные; клюв красно-оранжевый с темным хребтом и концом.

Крыло 23–26,5 см, плюсна 4,4–4,8, клюв 5,2–5,7, у уток 4,3–4,8 см. От переднего края ноздри до конца клюва 18–20 зубчиков, а от заднего края ноздри до угла рта 11–12 зубчиков. Все эти цифры — по нескольким известном экземплярам этой редчайшей птицы, и в действительности размах колебаний должен быть больше.

Эта редкая птица, долго остававшаяся известной лишь по единственному Гульдовскому типу, предположительно из Китая, была введена в нашу фауну, как и всей палеарктической области, Бутурлиным на основании селезня в летнем пере, добытого 13 августа 1910 г. Н. Е. Ефремовым на р. Кур под 49°6,5′ с. ш. и 135,25° в. д., в 80 км к северо-западу от Хабаровска; После того Хартерт сообщал, что старый селезень был добыт 4 июня на острове Медном Сокольниковым, и что молодой селезень, начинающий линять из первого брачного в летнее перо, добыт 9 июня 1911 г. также на острове

Медном. По сообщению А. Н. Формозова крохаль этот найден нар. Селенге в Монголии. 20 сентября 1925 г. С. А. Бутурлин нашел в бухте Наталия на Коряцком побережье Берингова моря под 61° с. ш. полуразложившийся труп взрослой утки этого вида. Наконец, Московский зоологический музей получил еще 2 экземпляра, описанных выше: молодую недоросшую птицу, добытую Н. И. Хрипиной на р. Мотай, притоке Хора, под 47,5° с. ш. и 136° в. д. «в июле или августе» 1930 г., и прекрасную старую утку, добытую т. Черепановым 24 апреля 1933 г. у с. Лавлю у Имана, под 45 2/3° с. ш. и 136° в. д.

Вот и все 7 (если два в разное время сделанных сообщения Хартерта касаются не одного и того же селезня) находок, заставляющих полагать, что чешуйчатый крохаль гнездится в наших пределах и притом, принимая во внимание коряцкую находку, довольно широко: от Хабаровска до бухты Наталья более двух с половиной тысяч километров. Но есть еще интересное указание на залет чешуйчатых крохалей в европейскую часть СССР, заключающее и первое описание молодых этого вида, замечательным образом остававшееся до сего дня не узнанным и ложно понимаемым в течение почти 70 лет. Это указание находится в библиографически редком издании и потому приводится здесь целиком. Вот что говорит проф. Э. Эверсманн на странице 593 III тома Естественной истории Оренбургского края, изданной Казанским университетом после его смерти в 1866 г. (переводим в прямых скобках его парижские дюймы в сантиметры и миллиметры).

"Примечание. В юго-западных предгорьях Урала, между реками Сакмарою и Иком, убили осенью 1852 г. двоих крохалей, которые есть либо изменение длинноносого крохаля, либо Mergus cucullatus, коего настоящее отечество Северная Америка. Вот описание их. Клюв формою похож на клюв длинноносого крохаля; края, основание и ноготок верхней челюсти (у сухого экземпляра) желтоватые, нижняя челюсть совсем желтая. Длина клюва от лба до вершины 1"10″ [т. е. 49,64 мм], от челюстного угла 2’’3,5’’’ [62,06 мм], вышина у лба 5,25’’’ [11,84мм], ширина на том же месте 4,75’’’ [10,72 мм]. Клюв длиннее внутреннего пальца. Ноги грязно-желтые или буро-желтые; длина плюсны 1″ 7’’’ [42,87 мм], внешнего пальца с когтем 2’’ 4’’’ [63,18 мм], внутреннего пальца с когтем 1’’10’’’ [49,64 мм].

Углы, образованные на верхней челюсти оперением лба, совсем закругленные, боковое оперение нижней челюсти на 5,75’’’ [12,97 мм] короче, чем оперение верхней челюсти.

Голова и вся шея одного цвета, ржавчатого или буро-красного, т. е. нижняя часть шея цветом не отличается от верхней; верхняя часть головы и задняя шеи темно-буро-красные; боковые части ржавчато-красные; передняя часть шеи беловато- или светло-ржавчато-бурая. Хохол затылка длиною немного больше 1″ [27,08 мм], он такого же бурого цвета, как верхняя часть головы. Брюшная сторона белая, по бокам буро-серая с белыми краями перьев; такого же цвета и нижние кроющие перья хвоста, но белые концы перьев длиннее. Спина, верхние кроющие перья крыльев и хвост серо-черные, края перьев немного светлее. Рулевые перья буро-черные, несколько с серым налетом. Маховые перья первого разряда с их кроющими, и маховые третьего разряда матового буро-черного цвета; маховые второго разряда и ближние к ним кроющие белые с чисто-черным основанием, которое не совсем закрыто, чем образуются две черных поперечных перевязи: одна на переднем краю белого зеркальца, другая на середине. Задние маховые перья второго разряда и соседние третьего разряда имеют черную внешнюю кайму. Все прочие кроющие перья крыла такого же серо-черного цвета, как и спина, что выше уже сказано".

В этом обстоятельном описании прежде всего обращают на себя внимание размеры (клюв почти 5,0 см, плюсна почти 4,3 см), которые ни в каком случае не могут относиться даже к самым старым и крупным селезням малого американского крохаля, а ведь это — описание молодых птиц. Затем при всей подробности описания ничего не сказано о форме хохла, которая у малого крохаля совершенно особенная: хохол не в виде тонкого и узкого пучка, как у других крохалей, но в виде широкого диска или полукруга (вроде например хохла удода). И, наконец, клюв прямо сравнивается Эверсманном с клювом длинноносого крохаля по устройству и форме, а у малого крохаля он совсем другой: зубцы у него более низкие и тупые и почти не загнуты назад.

Таким образом о залете малого крохаля М. cucullatus по поводу этих птиц говорить не приходится. Других крохалей, кроме перечисленных выше, известно вообще еще только 2: М. octosetaceus Бразилии, с поперечнополосатым низом, и М. australis Новой Зеландии, у которого большие кроющие крыла с черными концами. Таким образом и они не подходят, да и залет не только из тропической Бразилии, но и из Новой Зеландии не правдоподобен. Не проще ли поискать ближе и предположить, что если это действительно не были длинноносые крохали — в чем без сомнения, Эверсманн не мог ошибиться, то это были до сих пор еще неизвестные молодые чешуйчатого крохаля (вида во времена Эверсманна вовсе неизвестного). В описании нет ничего, что говорило бы против этого, а залет дальневосточной птицы в восточную Европу — вещь несравненно более частая, чем залет из Америки. А сравнение описания Эверсманна с несомненным молодым чешуйчатым крохалем, описанным впервые выше, с учетом разницы возраста, безусловно доказывает, что в руках Эверсманна была пара залетевших в Европу молодых чешуйчатых крохалей.

Зимует чешуйчатый крохаль во внутренних провинциях южного Китая, главным образом в верхних частях бассейна Голубой реки, в юго-восточном Китае, Бирмане (Бхамо) и в Индо-Китае. Делякур видел экземпляр из Кореи (даты не указывает).

Ни нравы чешуйчатого крохаля в гнездовое время, ни его гнезда, яйца, пуховики и молодежь — совершенно еще неизвестны.

Дополнительная информация